Официальный сайт религиоведа Сергея ИВАНЕНКО

О людях, стойких в гонении
Виктория Верхотурова
65%
A 16

Виктория Верхотурова из Нижнего Новгорода: «Ваша честь, когда я посвящала себя Богу, я понимала, что рано или поздно столкнусь с противодействием…»

13 ноября 2021 года

Виктория и Сергей Верхотуровы

Мы идём с Викой по нижегородскому парку, в котором они с мужем обычно бегают по утрам. От их дома на проспекте Академика Сахарова до пруда чуть более километра: «Мы рано встаём и бежим купаться. Потом пьём кофе и идём на работу». Вика работает в туберкулёзном отделении, где сейчас много пациентов с осложнениями после ковида. Нагрузка большая, обстановка напряжённая, отпрашиваться на заседания суда очень сложно. Так и живёт она меж двух огней: из больницы бежит в суд, а после суда иногда опять в больницу.

Коллеги не знают, что медсестра Верхотурова обвиняется в «участии в деятельности экстремистской религиозной организации» (ч. 2 ст. 282.2 УК РФ).

Хорошо, что не знают, потому что это обвинение не имеет никакого отношения ни к её профессии, ни к образу жизни, ни к убеждениям. Третий год они с мужем вынуждены противостоять ложным обвинениям в экстремизме и время от времени отвечать на недоуменные вопросы: «За что вас преследуют? Вы же не преступники!» Даже следователи недоумевают, потому что юридически обоснованного ответа на этот вопрос нет. Но есть сотни людей, попавших под пресс новых антирелигиозных репрессий, и у каждого из них своя история.

У Приокского районного суда (Нижний Новгород), на фронтоне которого гордая надпись «Дворец правосудия», Вику всегда встречает большая группа соверующих. Их не пускают внутрь, но они все равно приходят. В любую погоду. С цветами и угощением. Меня напоили чаем, угостили смородиной и яблоками и даже подарили букет цветов. Свидетели Иеговы очень благодарны людям за сочувствие и простую доброжелательность. Некоторые из них тоже под следствием, у многих осуждены друзья или родственники, остальных могут арестовать в любой день, даже здесь, у суда. Никто при этом не скрывает, что они Свидетели Иеговы: открытые и радостные, они много шутят, стараясь поддержать друг друга.

— Мы похожи на зомбированных? – спрашивает, смеясь, одна из женщин.

— Нет! Вы похожи на добрых весёлых людей, которые не поддаются ни страху, ни унынию. И я хотела бы записать истории женщин перед лицом гонений. Виктория обещала дать мне интервью. А вы? —спрашиваю я.

 — Я с удовольствием! И я! Запишите и меня, надо говорить, не молчать.

Тогда у меня и родилась идея записать цикл интервью «Свидетельницы Иеговы в суде». С Викой мы разговаривали на следующий день после судебного заседания, на котором доказательства представляла сторона защиты. Процесс подходил к концу, она выступила с показаниями и работала над своим последним словом.

Чай, кофе?

Елена: когда и как все началось?

Виктория: 17 июля 2019 позвонили в дверь. В глазок я увидела много полицейских и сразу поняла, что пришли за нами. Муж принимал душ. Я постучала в дверь ванной:

― Сережа, выходи! Они пришли!

― Кто?

― Они.

Сначала они вели се6я агрессивно, но я вежливо поздоровалась с ними, пригласила в комнату, предложила сесть и спросила, что им подать — чай или кофе. Они явно не ожидали столь доброжелательной встречи и на глазах обмякли, сменили тон на более спокойный и уважительный. Сергея увели в другую комнату, чтобы допросить нас по отдельности.

В тот день в Нижнем Новгороде было более тридцати обысков и около десяти задержаний.        

Е.: «Чай, кофе?» — это ваша любовь к врагам?

В: да, конечно. Сказано же: «любите врагов ваших, благословляйте проклинающих вас, благотворите ненавидящим вас и молитесь за обижающих вас и гонящих вас…» (Евангелие от Матфея 5:44-45). Мы на региональном конгрессе обсуждали, как относиться к врагам. Любовь к врагам — это победа.

Любить и молчать

Е: Вы ожидали обыска? Готовились к нему?

В: после того как 20 апреля 2017 года Верховный суд ликвидировал Управленческий центр Свидетелей Иеговы в России и 395 местных религиозных организаций, признав их экстремистскими безо всяких на то юридических оснований, мы понимали, что за любым из нас могут прийти. Представляете, у нас в квартире они тайно установили видеокамеру и три месяца записывали все, что происходило в гостиной.

Готовились ли мы? Да, мы обсуждали возможный арест и заранее получили юридические советы, как нам себя вести. Но в тот момент я забыла, что надо было стереть данные в телефоне и вернуть его к заводским настройкам. Я хорошо помнила, что лучше не давать показаний, а сослаться на 51-ю статью Конституции[1], чтобы не навредить ни другим, ни себе. Так я и сделала.

Е: разнервничались? Ведь это сильный стресс.

В: волнение было, но я поняла, что нужно любить и молчать. В «Книге Экклезиаст» говорится, что есть время молчать и время говорить. Они пришли к якобы экстремистам, и мне нужно было показать им, что мы мирные доброжелательные люди. Они постепенно успокоились. Это видно было. А потом мне рассказывали, что один сотрудник в изоляторе временного содержания сказал: «Я вижу, что вы хорошие люди». После нас задерживали других братьев и сестёр, и я знаю, что силовики меняли своё отношение к ним, понимая, что имеют дело с невиновными людьми. Мне своего следователя даже жалко стало: он такой усталый, измученный, вынужден заниматься моим делом.

На суде нам показали видеозапись встречи Свидетелей Иеговы у нас дома. Какие темы мы обсуждали на том богослужении? Служение христиан первого века: какой они нам подают пример в том, как относиться к испытаниям в наше время и как помогать людям избавляться от вредных привычек. Все темы совершенно далёкие от экстремистского направления. Являются ли обсуждения этих тем преступлением? И нашли ли мы экстремистские побуждения у присутствующих на этой встрече? Или у меня? Побуждение лишь одно — поклоняться Богу!

Будут преследовать и вас

Е: как вы оцениваете своих гонителей? Кто они для вас?

В: мы верим, что всякий человек может измениться к лучшему. Примеры тому в Библии — гонитель Савл, ставший апостолом Павлом, и затем тюремщик, которого Павел и Сила своим поведением и уважительным отношением расположили к себе. В итоге тот тюремщик стал христианином (Деяния святых Апостолов 16:22-34). Наше дело — проповедовать свою веру и помочь людям измениться.

Эти гонения предсказаны в Библии, и мы живём при исполнении библейских пророчеств. Когда я посвящала себя Богу, я понимала, что рано или поздно столкнусь с противодействием. Я знала, что это будет, так как сам Иисус Христос неоднократно предупреждал об этом своих последователей. Например, он сказал слова, записанные в Евангелии от Иоанна 15:20-22 — «Если меня гнали, будут гнать и вас». А в Евангелии от Матфея 24:9 — «Тогда будут предавать вас на мучения и убивать вас; и вы будете ненавидимы всеми народами за имя моё». Но почему люди будут ненавидеть тех, кто подражает и подчиняется Христу? Библия показывает, что стоит за такой ненавистью. Одна из причин — это неведение. В Евангелии от Иоанна 16:2-3 читаем слова Иисуса: «Наступает время, когда всякий, убивающий вас, будет думать, что он тем служит Богу». Есть немало людей, которые находятся под влиянием религиозных и иных взглядов, не терпящих инакомыслия. Другая причина, о которой говорил Христос, — это та, что мы «не от мира». Свидетели Иеговы не участвуют в злых делах мира. Наши ребята не служат в армии. Мы не участвуем в выборах. Мы ведём высоконравственный образ жизни, не курим, не злоупотребляем алкоголем, не имеем интимных отношений вне брака, не обманываем и не воруем. Многим это не нравится. Людей раздражает наша позиция. Часто из-за этого наши единоверцы сталкиваются с гонениями даже в семьях.

Мы не должны умирать

Е: Вы потом давали показания?

В: на суде я рассказала о том, как я пришла к истине и почему не согласна с обвинением. Но на вопросы судьи и прокурора отвечать отказалась.

Я родилась в 1976 году в городе Газалкент Ташкентской области. Мои родители участвовали в восстановлении Ташкента после разрушительного землетрясения 1966 года. Там и остались. Пошла я в школу в Узбекистане. Из моих детских воспоминаний самыми яркими сохранились поистине райские условия, не только природные, но и человеческие. Наш город был многонациональным, и все жили очень дружно, все друг о друге заботились. Здесь это есть только среди Свидетелей Иеговы.

Еще был один очень запоминающийся случай. Умер соседский мальчик. Когда я осознала, что его больше не существует, что его больше просто нет, я испытала глубокое потрясение. С тех пор я всегда задумывалась о смысле жизни и не могла смириться со смертью. Меня приводила в ужас мысль, что когда-нибудь не будет моей мамы, когда-нибудь не будет и меня. Зачем тогда жить?

Позднее мы переехали в Сибирь, где однажды к нам домой постучались. Я открыла дверь, на пороге стояли Свидетели Иеговы. Сославшись на Библию, они сказали, что по замыслу Бога мы не должны умирать, а будем жить вечно в Раю на Земле! Я была в восторге! Через некоторое время я стала изучать Библию и поняла, почему Бог допускает сейчас зло и несправедливость, и что он сделает в скором будущем. Я узнала Его личное имя — Иегова! Так что теперь могла с ним общаться как с близким другом, молясь ему. Это наполнило мою жизнь подлинным смыслом. Я полюбила Иегову и посвятила ему свою жизнь, крестившись в 1998 году.

Свобода совести

Е: какая была реакция у судьи и прокурора?

В: они молча слушали. Затем я перешла к аргументам против абсурдного обвинения в экстремизме. Я сказала, что все наши действия законны, все судебные решения должны подчиняться основному закону страны — Конституции. Вопрос: нарушаю ли я своими действиями Конституцию РФ?

Ст. 28 Конституции гласит: «Каждому гарантируется свобода совести, свобода вероисповедания, включая право исповедовать индивидуально или совместно с другими любую религию или не исповедовать никакой, свободно выбирать, иметь и распространять религиозные и иные убеждения и действовать в соответствии с ними».

Исходя из этого, право исповедовать религию Свидетелей Иеговы, т. е. любую, мне гарантируется! Право участвовать в собраниях и богослужениях на них, т. е. совместно с другими, мне гарантируется! Может, я не имею права использовать свое место жительства для этих целей? Имею. Точно так же в первом веке христиане встречались для поклонения Богу не в помпезных храмах, а в частных домах.

Я не признаю себя виновной. Считаю, что моё уголовное преследование связано с моими религиозными убеждениями как Свидетеля Иеговы. Что было установлено из допроса свидетелей обвинения? Только то, что, например, по словам Глазковой Г. я «пела песни, совершала определённые ритуалы, а именно вставала, садилась». Смех и грех.

Почему не уехали?

Е: когда завели против вас и вашего мужа Сергея уголовные дела, вы задумывались об отъезде из страны?

В: да, задумывались. Нам даже советовали: «Уезжайте, жалко вас». Мы с Сергеем обсудили эту проблему, потом поговорили с моими и его родителями. Пришли к единому мнению — оставаться. Если уезжать, то уже не вернёшься, можешь никогда больше не увидеть родителей.

Кроме того, библейские пророчества о последних временах касаются всех стран. Здесь у нас одни проблемы, в других странах могут быть другие. Некоторые из соверующих уехали, и это их право. Каждый свободен сам сделать свой выбор.

Примеры стойкости

Е: Вашему мужу Сергею дали шесть лет условно. Это было неожиданностью?

В: мы были готовы к любому повороту событий. В день приговора Сергей надел рубашку лилового цвета, потому что лиловые треугольные нашивки носили Свидетели Иеговы в нацистских концлагерях. Условный срок восприняли с облегчением.

Е: как Свидетели Иеговы сохраняют память о мучениках немецких и советских концлагерей?

В: есть музеи за рубежом, мы много читаем о тех, кто прошёл через обыски, тюрьмы, был сослан в Сибирь в 1951 году в ходе операции «Север», о гонениях ХХ века выходят книги, фильмы и передачи, проводятся конференции.

Мы с Сергеем укрепляли свой дух чтением биографий узников. В своё последнее слово я включила примеры из нескольких судеб. Ведь совсем недавно, по историческим-то меркам, Свидетелей Иеговы в Германии тысячами бросали в концлагеря. А за что? За то, что те мои братья и сестры придерживались христианского нейтралитета, не использовали нацистского приветствия «Хайль Гитлер» и не шли воевать, т. к. брать в руки оружие противоестественно для Свидетелей Иеговы. Так нас учит Библия. Те мои единоверцы подали мне прекрасный пример стойкости.

Например, Вольфганг Куссеров был одним из тех, кто претерпел смерть за то, что остался верным Богу и отказался поддерживать нацизм. Перед тем как он был обезглавлен 28 марта 1942 года, Вольфганг написал родителям и родным: «Я ваш третий сын и брат, и вот завтра утром меня не станет. Не печальтесь, придёт время, когда мы опять будем вместе. Какой же радостью будет встретиться снова! Теперь мы разлучены, и каждый из нас должен пройти испытание, но впереди нас ждёт награда».

 А Иоханнес Хармс перед казнью 8 января 1941 года писал в своём последнем письме к отцу: «Мой смертный приговор уже объявлен, и наручники не снимают даже ночью, отметины (на бумаге) — это от них. Дорогой мой отец, в мыслях я прошу тебя: останься верным, как я постарался остаться верным, и тогда мы увидимся вновь. Я не перестану думать о тебе до самого конца».

О пятистах или более верных Свидетельницах, находившихся в Равенсбрюке, Женевьев де Голль-Антоньоз, племянница Шарля де Голля, лидера французского сопротивления, написала после своего освобождения: «Я восхищаюсь ими. Они были разных национальностей: немки, польки, русские и чешки и за свои убеждения они претерпели сильнейшие страдания. Все они проявляли огромное мужество и в итоге своим поведением даже завоевали уважение эсэсовцев. Стоило им отречься от веры, как их немедленно освободили бы. Но они не прекращали сопротивления».

Вперёд в прошлое

Е: много надежд связывают с постановлением Пленума Верховного суда № 32 от 28 октября 2021г., в котором утверждается, что нельзя судить только за участие в богослужениях, что следствие должно найти в действиях человека реальные признаки экстремизма. А 22 ноября во Владивостоке оправдали Дмитрия Бармакина. Ситуация изменяется к лучшему?

В: мы все очень рады за Дмитрия и его семью. Я упоминала в своих показаниях это постановление Верховного суда, потому что мои действия не содержат признаков экстремизма и не образуют состава преступления, предусмотренного частью 2 статьи 282.2 УК РФ.

Всю абсурдность этого обвинения можно проиллюстрировать следующим наглядным примером. Представьте на минуту, что группа глубоко верующих православных людей собралась у одного из друзей, чтобы отметить православный праздник, например Рождество. Они молятся, поют религиозные песни, читают псалмы и Евангелия, то есть выполняют безобидные религиозные обряды своей веры. Можно ли в этом случае заключить, что они принадлежат к зарегистрированному юридическому лицу: Православная религиозная организация «Московская Патриархия Русской Православной Церкви»? А если предположить, что данную организацию суд признает экстремистской (допустим на основании того, что она провозглашает только свою веру истинной, а все остальные ложными), то можно ли будет заключить, что те верующие люди, отмечающие Рождество, скажем, в Нижнем Новгороде, виновны в действиях, предусмотренных ч.2 ст. 282.2 УК РФ, то есть участвуют в деятельности организации, признанной судом экстремистской — Московской патриархии? Именно такую позицию в отношении Свидетелей Иеговы демонстрирует сторона обвинения. Стоит нам только вместе собраться, чтобы попеть песни, почитать Библию и все? Мы преступники? Неужели мы возвращаемся в средневековую Европу, когда святая инквизиция сжигала людей за чтение Библии?

Е: да, мы вновь свалились в средневековье. Страшно произносить последний вопрос: когда приговор?

В: скоро должен быть. В понедельник 29 ноября будут прения сторон, а затем моё последнее слово и приговор. Могут уложиться в один день. Неясно пока.

Е: желаю вам справедливого оправдательного приговора и счастливой жизни на свободе[2].

В: спасибо вам!


[1] Права и свободы человека и гражданина / Конституция Российской Федерации Глава 2.

[2] 29 ноября 2021 года судья Приокского районного суда Нижнего Новгорода Виктор Яковлев приговорил Викторию Леонидовну Верхотурову к 4 годам условного наказания.