Официальный сайт религиоведа Сергея ИВАНЕНКО

О людях, стойких в гонении
Глава 2
20%
A 16

Кто был заинтересован в преследовании Свидетелей Иеговы в царской России, в Советском Союзе, в Российской Федерации

Союз Церкви и государства в борьбе с сектами в Российской империи
и его «возрождение».

История России включает в себя длительный период преследования так называемых «сектантов». Статус православия как государственной религии был закреплён в «Своде законов Российской империи» и в «Уложении о наказаниях уголовных и исправительных». В Российской империи не признанные государством конфессии, именовавшиеся сектами, разделялись по степени их «вредности» и делились на «вреднейшие», «вредные», и «менее вредные»1Такая классификация была впервые установлена в 1842 году постановлением Особого временного комитета по делам раскольников по согласованию со Святейшим Синодом.. Что касается «Исследователей Библии», то они не были широко известны в Российской империи и не фигурировали в законодательных актах. Борьба с сектантством осуществлялась в царской России при тесном взаимодействии государства с Православной Церковью2См.: подробнее: Вероисповедная политика Российского государства: Учебное пособие / Отв. ред. М. О. Шахов. — М.: Изд-во РАГС, 2003; А. С. Пругавин. Монастырские тюрьмы в борьбе с сектантством: к вопросу о веротерпимости. Москва, 1905; Русское сектантство / И. Айвазов.  — Москва: Печ. А .И. Снегиревой, 1915.. В СССР государство декларировало свободу совести, но на практике боролось со всеми религиями. В Российской Федерации была принята Конституция и законы, гарантировавшие свободу совести и вероисповедания. Некоторое время они соблюдались, но затем возродился репрессивный курс в отношении религиозных меньшинств. В настоящее время союз государства и церкви в сфере противодействия так называемым «сектам», сложившийся в Российской империи, вновь стал своего рода идеалом для развития и укрепления государственно-церковных взаимоотношений. На этот факт обратил внимание видный и наблюдательный учёный-религиовед — итальянский профессор Массимо Интровинье. Как отмечает учёный, Патриарх Кирилл и президент России В.В. Путин заключили неписаный договор: Кирилл гарантирует Путину безоговорочную поддержку православной церкви, а Путин Кириллу — защиту от конкуренции со стороны других религий с помощью различных мер. Главная из этих мер – это совместное продвижение государством и Московским патриархатом концепции «духовной безопасности» как части национальной безопасности. «Духовная безопасность» означает, что любая угроза православной идентичности России является одновременно угрозой безопасности государства, и борьба с этой угрозой становится полицейской задачей3См.: Массимо Интровинье. Украина: Почему Московский Патриарх поддерживает войну Путина // Горькая зима. Журнал о свободе вероисповедания и правах человека. 2022, 10 марта.. «Православие и ядерная отрасль укрепляют российскую государственность и безопасность», — так Владимир Путин ответил на вопрос журналистки из Сарова о том, какое место он отводит православию в будущем страны и какова стратегия в ядерной отрасли4Православие и ядерный щит укрепляют Россию, — считает Путин. 01.02.2007. – Режим доступа: Сетевое издание РИА Новости. — URL: https://ria.ru/20070201/60050923.html (дата обращения: 01.11.2022). Размышляя о том, почему российские власти вновь «наступают на те же грабли», что и их далёкие предшественники в Российской империи, поневоле вспоминаешь мысль из Библии: «Что было, то и будет; и что делалось, то и будет делаться, и нет ничего нового под солнцем» (Экклезиаст 1:9). Возникает вопрос: какие силы толкают российское государство вновь и вновь вступать в борьбу с так называемыми «сектами»?

Стремление Русской православной церкви в советский период бороться с сектами вместе с государством.

В Советском Союзе господствовала коммунистическая идеология, включавшая в себя пропаганду атеизма и ущемление прав верующих. Тем не менее, в Русской Православной церкви были влиятельные иерархи, которые считали необходимым возобновление активного участия Церкви в борьбе с сектами, а также пытались добиться вовлечения государства в противодействие сектам в интересах Православной церкви. Так, например, митрополит Ленинградский и Новгородский Григорий (Чуков, 1870—1955), постоянный член Священного синода Русской Православной церкви, подготовил в 1946 году доклад «К вопросу о борьбе с сектантством»5Доклад митрополита Григория (Чукова) «К вопросу о борьбе с сектантством», представленный Святейшему Патриарху для передачи в Совет по делам Русской Православной церкви. Режим доступа: Научный богословский портал «Богослов.RU» (URL: https://bogoslov.ru/article/669749 (дата обращения: 01.11.2022)., предназначенный для Патриарха Московского и всея Руси Алексия I (Симанского)6 Патриарх Алексий I (в миру Сергей Владимирович Симанский; 1877—1970) — Патриарх Московский и всея Руси — c 4 февраля 1945 года занимал московский Патриарший престол более 25 лет. и Совета по делам Русской Православной церкви.

Следует учитывать, что Совет по делам Русской Православной церкви при правительстве СССР был тесно связан с органами государственной безопасности. Так, председателем Совета в 1943—1960 годах был генерал-майор Народного комиссариата государственной безопасности СССР Георгий Григорьевич Карпов (1898—1967). До августа 1947 года Г. Г. Карпов одновременно был председателем Совета по делам Русской православной церкви и начальником церковного отдела органов государственной безопасности СССР7С августа 1947 года Г. Г. Карпов был уволен в запас по состоянию здоровья и зачислен в резерв КГБ.. При этом, как следует из опубликованной переписки8Письма Патриарха Алексия I в Совет по делам Русской Православной Церкви при Совете народных комиссаров — Совете министров СССР, 1945–1970 гг. : В 2 т. / Под ред. Н. А. Кривовой. М., Росспэн, 2009–2010. Т. 1: 1945–1953 гг. 2009. 848 с.; Т. 2 : 1954–1970 гг. 2010. 672 с., между Патриархом Алексием I и Г. Г. Карповым сложились вполне доверительные отношения.

Инициативы православных иерархов по борьбе с сектами не были востребованы советской властью. Коммунистическая партия и другие государственные институты СССР самостоятельно вырабатывали политику по отношению к религии, руководствуясь коммунистическими догмами и прагматическими интересами. Борьба с «сектами» в СССР велась чрезвычайно активно.

Укрепление «соработничества» Русской Православной церкви и государства в борьбе с религиозными меньшинствами в постсоветский период.

В Конституции России провозглашается, что «Российская Федерация – светское государство. Никакая религия не может устанавливаться в качестве государственной или обязательной. Религиозные объединения отделены от государства и равны перед законом» (статья 14)9Основы конституционного строя / Конституция Российской Федерации.. Однако реальное влияние наиболее крупной религиозной организации страны – Русской Православной церкви – на политику государства является существенным фактором при принятии решений органами государственной власти, в том числе затрагивающих положение религиозных меньшинств.

Согласно «Основам социальной концепции Русской Православной Церкви» (2000 год), «противодействие деятельности псевдорелигиозных структур, представляющих опасность для личности и общества» – это одна из областей «соработничества Церкви и государства в нынешний исторический период»10Основы социальной концепции Русской Православной Церкви, раздел III, пункт 8..

Русская православная церковь проводит различие между «инославными исповеданиями» и «сектами»11См.: Основные принципы отношения Русской Православной Церкви к инославию (документ, принятый на Архиерейском Соборе 2000 года).. К «инославным исповеданиям» относят тех, кто верит в Святую Троицу и признаёт Богочеловечество Иисуса Христа12Согласно учению, сформулированному на IV Вселенском Соборе (451 год), Иисус Христос является Богочеловеком, в нём соединены две природы (естества) – Божественная и человеческая. Естества во Иисусе Христе соединены не слитно (то есть остаются целыми, а не образуют смешанную природу полубога, получеловека), неизменно (то есть и Божество продолжает обладать своими свойствами без всякого уменьшения или ослабления, и человеческая природа сохраняет человеческие свойства), нераздельно (то есть не составляют двух обособленных лиц, а единое лицо), неразлучно (то есть никогда не разлучались и не могут быть разлучены с самого момента зачатия и пребывают во Христе по вознесении).. За ними на «канонической территории» Русской Православной Церкви13«Каноническая территория» – термин, который используют в Русской Православной церкви для обоснования претензий на закрепление исключительных прав РПЦ на определённые территории, где всякая религиозная деятельность иных церквей (как православных, так и инославных) воспринимается как недружественная. Русская Православная церковь претендует на то, что её «каноническая территория» включает 16 стран: Россию, Украину, Белоруссию, Молдавию, Азербайджан, Казахстан, Китай, Киргизию, Латвию, Литву, Монголию, Таджикистан, Туркменистан, Узбекистан, Эстонию, Японию, всю Африку и, кроме того, — всех верующих, проживающих в других странах и добровольно входящих в юрисдикцию Русской Православной Церкви, приходы которой расположены по всему миру. признаётся право «на свидетельство и религиозное образование среди групп населения, традиционно к ним принадлежащих». То есть католики, например, с точки зрения Православной Церкви, в России имеют право проповедовать среди поляков, традиционно исповедующих католицизм, а среди русских – не имеют такого права.

Те конфессии, которые, как Свидетели Иеговы, считают, что учения о Троице и Богочеловечестве Иисуса Христа не подкреплены Библией, объявляются деструктивными сектами, чья миссионерская деятельность категорически осуждается14Основные принципы отношения Русской Православной церкви к инославию (документ, принятый на Архиерейском Соборе 2000 года), раздел 6, пункт 3..

Своего рода «ударным отрядом» Русской Православной церкви в борьбе с религиозными меньшинствами стал так называемый «антикультизм». Антикультизм (антикультовое движение, сектофобия) – это общее наименование объединений, групп, отдельных энтузиастов, отстаивающих представление о вредоносности новых религиозных движений и других религий, пренебрежительно называемых сектами или культами. Деятельность антикультистов включает в себя формирование в общественном сознании подозрительного и враждебного отношения к религиозным меньшинствам, именуемым «сектами» («культами»), а также попытки лоббировать законы, запрещающие или ограничивающие деятельность «сект».

В чём суть российского антикультизма?

В 1993 году я познакомился с некоторыми сотрудниками Отдела катехизации и религиозного образования Московского Патриархата, в том числе и с Александром Дворкиным, который считался в Отделе ведущим специалистом по борьбе с «сектами». У нас состоялась обстоятельная беседа, в результате которой я пришёл к выводу, что «антисектантская» деятельность Отдела катехизации и религиозного образования, а также других структур Московского Патриархата потенциально представляет  значительную опасность для свободы совести в России.

У меня сложилось определённое понимание личности А. Л. Дворкина, который стал своего рода символом российского антикультизма. Горящие глаза, напористая речь, безудержная демагогия и слабое знание предмета обсуждения. Мне показалось, что передо мной Хлестаков15Иван Александрович Хлестаков – персонаж комедии Н. В. Гоголя «Ревизор» (1836), вдохновенный и беззастенчивый лгун и хвастун (отсюда выражение «хлестаковщина»). В «Словаре русского языка» С. И. Ожегова «хлестаковщина» определяется как «беззастенчивое хвастовство». собственной персоной.

Двух Александров (Хлестакова и Дворкина) роднит склонность к патологической лжи. Это особое психологическое состояние. По мнению некоторых психологов, патологические лгуны отличаются от обычных лжецов тем, что, произнося ложные утверждения, уверены в том, что говорят правду.

В отличие от Александра Хлестакова, который выдавал себя за важную персону с обширными связями в высших эшелонах общества, но в реальности этих связей не имел, Александр Дворкин смог установить контакты с «сильными мира сего». В частности, его учеником был Министр юстиции Российской Федерации А. В. Коновалов16Александр Владимирович Коновалов (род. в 1968 году в Ленинграде), Министр юстиции Российской Федерации с 12 мая 2008 по 15 января 2020 года. С 31 января 2020 года Полномочный представитель Президента Российской Федерации в Конституционном суде Российской Федерации., получивший православное богословское образование в Православном Свято-Тихоновском гуманитарном университете17Александр Коновалов: «У нас сейчас гораздо больший запас прочности, чем 10 и даже 5 лет назад» // Российская газета. 19.07.2007. – Режим доступа: URL: https://rg.ru/2007/07/19/konovalov.html (дата обращения: 01.11.2022)..

А. Дворкин не собирался изучать никаких новых для России религиозных движений или «сект». По его мнению, как человек православный, да ещё и сотрудник Московской Патриархии, он не имеет права общаться с «еретиками и сектантами». Он был горд своими познаниями и фанатично убеждён, что знает всё о «сектах» лучше всех. «Где же Вы берёте информацию о новых религиозных движениях в России?» – спросил я Дворкина. «Всё, что необходимо знать, уже издано на Западе антикультовыми организациями», – ответил он18Иваненко С. И. Заметки религиоведа. Введение к книге Конрада Лёва «О «ведьмах» и охотниках за ведьмами». М.: издательство «Гуманитарий», 1995. — С. 20 — 24..

Дело в том, что А. Дворкин и его единомышленники видели свою задачу, прежде всего, в том, чтобы побудить государственные органы запретить новые религиозные движения или существенно ограничить права тех «сект», которые не удастся полностью поставить вне закона: ввести ежегодную перерегистрацию «сектантских» организаций, запретить их выступления в средствах массовой информации, подключить к борьбе с ними правоохранительные органы и психиатров. По мнению этих антикультистов, новые религиозные движения – это «псевдорелигии», и борьба с ними должна иметь не миссионерский, а полицейский характер.

Дворкин и другие антикультисты внушали представителям органов власти и сотрудникам правоохранительных органов, что «секты» являются не только криминальными организациями, но и агентами влияния иностранных спецслужб и проводниками чуждых культур, разрушающих российскую государственность. Антикультисты предлагали усиливать государственный контроль за духовным состоянием общества, наращивать противостояние «разрушительному воздействию сект».

Приходится признать, что российские власти оказались восприимчивы к воздействию антикультистской мифологии. Если Борис Ельцин в целом придерживался принципов свободы совести, то его преемники всё в большей степени подпадали под влияние антикультистских представлений.

В России антикультисты используют такие термины, как «тоталитарная секта» и «деструктивный культ», ставшие особенно популярными в средствах массовой информации и среди сотрудников правоохранительных органов. Важная черта антикультизма в современной России – его активная поддержка со стороны Русской Православной церкви. Так, уже Архиерейский Собор 1994 года принял определение «О псевдохристианских сектах, неоязычестве и оккультизме», в котором обвинил «секты» в разрушении традиционного уклада жизни, сложившегося под влиянием Православной Церкви, и заявил, что они «угрожают целостности национального самосознания и культурной идентичности»19См.: Определение «О псевдохристианских сектах, неоязычестве и оккультизме», пункт 9..

Целевая аудитория антикультистов в Российской Федерации — органы государственной власти, правоохранительные структуры, средства массовой информации. Антикультовое движение стремится представить религиозные меньшинства, которые именуются «сектами», общественно опасными, криминальными по своей природе образованиями, против которых государство и общество обязаны вести решительную борьбу. Специфика антикультизма в современной России состоит в стремлении придать «антисектантской» политике официальный государственный характер за счёт включения в борьбу с религиозными меньшинствами («сектами») органов государственной власти и правоохранительных органов, а также судебной системы.

Оснований для таких выводов вполне достаточно. Можно, например, ознакомиться с материалами «Центра религиоведческих исследований во имя священномученика Иринея Лионского», созданного в 1993 году по благословению Патриарха Московского и всея Руси Алексия II. Президентом этого центра является уже упоминавшийся А. Дворкин. Большинство публикаций – обвинения различных «сект» в уголовных преступлениях, а также пропаганда лживого тезиса, будто бы религиозные меньшинства подрывают безопасность государства, наносят вред обществу и личности.

Совершенно согласен с выводом известных отечественных и зарубежных религиоведов, что «Центр религиоведческих исследований во имя священномученика Иринея Лионского» был инициатором репрессий в отношении многих религиозных организаций, в том числе против Свидетелей Иеговы20См.: Луиджи Берзано (Университет Турина, Италия), Борис Фаликов (Московский государственный гуманитарный университет, Москва, Россия), Вилли Фотре (Права человека без границ, Брюссель, Бельгия), Людмила Филипович (кафедра религиоведения, Институт философии Национальной академии наук, Киев, Украина), Массимо Интровинье (Центр изучения новых религий, Турин, Италия, Бернадетт Ригаль-Селлар (Университет Бордо-Монтень, Бордо, Франция). Симпатия к дьяволу: Антикультовая федерация FECRIS, Китай и Россия. Поддержка FECRIS религиозных репрессий в России (URL: https://bitterwinter.org/5-fecriss-support-religious-repression-in-russia)..

На официальном сайте Московского Патриархата тоже есть материалы, посвящённые борьбе с сектами, изобилующие рассуждениями о способности «сектантов» «влиять на политику, проникать на оборонные заводы, узнавать секреты»21См., например: в Российском православном университете обсудили особенности сект и их влияние на политику. Официальный сайт Московского Патриархата (URL: http://www.patriarchia.ru/db/text/5782043.html (дата обращения: 01.11.2022))..

Первые попытки ограничить свободу совести в Российской Федерации были предприняты уже в 1992—1993 годах. По просьбе Патриарха Алексия II (Ридигера) Верховный совет высказался за корректировку закона «О свободе вероисповеданий» и в 1993 году принял ряд поправок к нему. В частности, ограничивалась деятельность иностранных миссионеров, миссий и религиозных организаций, а также ужесточался контроль за деятельностью так называемых «нетрадиционных» религий. Однако роспуск Верховного совета Президентом России Б. Н. Ельциным в октябре 1993 года привёл к тому, что эти поправки не вступили в силу22Подробнее см.: И.М. Советов. Российская Федерация: от нового закона «О свободе вероисповеданий» к новой Конституции 1990—1993 гг. (URL: https://rusoir.ru/president/president-works/president-works-255/ (дата обращения: 01.11.2022))..

В первой половине двухтысячных годов борьба с «сектами» и пропаганда антикультизма превратились в существенное направление деятельности Русской Православной церкви и её лоббистов в органах власти и средствах массовой информации. Так, в 2004 году, после многолетнего судебного разбирательства, начавшегося в 1998 году, была ликвидирована московская община Свидетелей Иеговы, а её деятельность запрещена23В 2010 году Европейский суд по правам человека удовлетворил поданный Свидетелями Иеговы иск и установил факт нарушения статей 6, 9 и 11 Европейской конвенции в решении российского суда о запрете деятельности «Религиозной общины Свидетелей Иеговы в г. Москве»..

Интересно, что уже в 1998 году будущий Патриарх Кирилл, в то время митрополит Смоленский и Калининградский, заявил в одном из интервью, что «Русская Православная Церковь не приветствует деятельность секты Свидетели Иеговы на территории России». Он утверждал, что они не являются христианами и что будто бы бывали случаи, когда Свидетелями Иеговы «душа человека фактически покупалась, либо он привлекался другими нечистоплотными методами в орбиту этого вероучения»24Митрополит Кирилл: Православная Церковь не приветствует деятельность «Свидетелей Иеговы» на территории России (URL: https://k-istine.ru/sects/iegova_witness/iegova_witness_news-130.htm (дата обращения: 01.11.2022)).. Впрочем, конкретных фактов «покупки душ» митрополит не назвал.

С 2009 года усиление поддержки антикультизма со стороны Церкви и государства стало особенно заметно.

В 2009 году в жизни Русской Православной церкви произошло важное событие: 1 февраля пост Патриарха Московского и всея Руси занял Кирилл (в миру Владимир Михайлович Гундяев, родившийся в 1946 году). Обладая сильной волей к власти и красноречием, являясь убеждённым противником сект, Патриарх Кирилл значительно укрепил сотрудничество Русской Православной церкви и государственной власти, пользуясь новыми возможностями, в том числе и для усиления позиций антикультистов. Из органов государственной власти стали решительно изгонять руководителей и сотрудников, с уважением относящихся к принципам свободы совести, заменяя их проводниками идей антикультизма25Примечание автора: как человек, работавший в аппарате Совета Федерации в 1994-2018 годах, мог бы назвать конкретные фамилии, но по этическим соображениям считаю это неуместным.. В частности, из состава Экспертного совета по проведению государственной религиоведческой экспертизы при Министерстве юстиции Российской Федерации министром юстиции В. А. Коноваловым были удалены квалифицированные специалисты и учёные26Из состава совета был исключён, в частности, заместитель председателя Экспертного совета для проведения государственной религиоведческой экспертизы доктор философских наук, профессор Игорь Яковлевич Кантеров (1938-2018) – один из крупнейших специалистов по католицизму и деятельности Ватикана, исследователь нетрадиционных религий и культов., а вместо них Совет был пополнен рядом антикультистов. 3 апреля 2009 года председателем Экспертного совета стал Александр Дворкин, известный своими радикальными антикультистскими взглядами27Изменение состава Экспертного совета в 2009 году вызвало негативную реакцию многих учёных, правозащитников, религиозных деятелей, представлявших религиозные меньшинства. По инициативе правозащитников была проведена кампания «Инквизиторам — нет!». В 2015 году из состава Совета были исключены некоторые наиболее одиозные сторонники «борьбы с сектами», а А. Дворкин стал уже не председателем, а заместителем председателя Экспертного совета (См.: Изменение состава Экспертного совета при Минюсте РФ! URL: https://www.protestant.ru/news/church/ofchrist/article/1122831 (дата обращения: 01.11.2022))..

По сути дела, начиная с 2009 года лоббисты интересов Русской Православной церкви, в том числе антикультисты с их концепциями стали доминировать в государственных структурах, занимающихся разработкой и осуществлением государственной политики по отношению к религиозным организациям. Можно констатировать, что с 2009 года они выступают неформальными инициаторами и авторами (или соавторами) концептуальных подходов к решению проблем взаимоотношений государства и религиозных объединений. Именно лоббисты интересов Русской Православной церкви и антикультисты инициировали запрет религиозной организации Свидетелей Иеговы.

Согласен с мнением правозащитниц Людмилы Алексеевой28Людмила Михайловна Алексеева (1927—2018) — российский общественный деятель, участница правозащитного движения в СССР и постсоветской России, один из основателей (в 1976 году) Московской Хельсинкской группы, с 1996 года – председатель Московской Хельсинкской группы. и Светланы Ганнушкиной29Светлана Алексеевна Ганнушкина (род. 6 марта 1942) — российская правозащитница, педагог и общественный деятель. Председатель Комитета «Гражданское содействие»., высказанном в июле 2017 года, о том, что запрет Верховным судом деятельности «Управленческого центра Свидетелей Иеговы в России» и местных религиозных организаций Свидетелей Иеговы «связан с возросшим влиянием Русской Православной церкви на политику властей, и что теперь Свидетелей Иеговы ожидают тюрьмы»30Правозащитники усмотрели в запрете судом Свидетелей Иеговы влияние РПЦ (URL: https://www.kavkaz-uzel.eu/articles/306527/ (дата обращения: 01.11.2022))..

Зачастую антикультистская мифология побуждает правоохранительные органы заводить и расследовать дела против тех, кого считают сектантами, включая Свидетелей Иеговы, а суды – выносить неправосудные решения.

Постараемся «копнуть глубже» и остановимся подробнее на основном антикультистком мифе, который использовался для оправдания запрета и преследований Свидетелей Иеговы.

Антикультистский миф как неформальное основание для запрета и преследований Свидетелей Иеговы.

Антикультисты утверждают, будто бы для Свидетелей Иеговы характерно слепое, безропотное подчинение своему высшему руководству. А так как Руководящий совет Свидетелей Иеговы находится в США и, следовательно, якобы, под контролем политических сил этого государства, Свидетели Иеговы, как убеждены антикультисты, могут быть использованы США для дестабилизации ситуации в России.

Это абсолютно не соответствует реальной ситуации, однако этот миф имел существенное значение для принятия решения о запрете религиозной организации Свидетелей Иеговы и преследовании Свидетелей Иеговы как людей, потенциально представляющих угрозу безопасности Российской Федерации.

Прежде всего важно понимать, что Свидетели Иеговы не являются сторонниками безропотного и бездумного подчинения высшему руководству своей религиозной организации. Они считают, что настоящий христианин ничего не должен воспринимать слепо, полагаясь на авторитет того или иного лидера. Верующий должен в первую очередь руководствоваться библейскими принципами, а в тех случаях, когда Библия не содержит чёткого и определённого ответа на тот или иной вопрос, прислушиваться к своей обученной по Библии совести и следовать её голосу31Сошлёмся на ряд публикаций: статья «Совесть» // Понимание Писания: Общество Сторожевой Башни, Библий и трактатов Пенсильвании, 2019. – С. 3581; Как сохранять совесть чистой? // Сохраняйте себя в Божьей любви. Общество Сторожевой Башни, Библий и трактатов Пенсильвании, 2008. – Глава 2; Правильно ли обучена твоя совесть? // Сторожевая башня. 2005. 1 октября. – С. 12-15; Воспитывайте совесть, размышляя над законами и принципами Бога// Сторожевая башня. 2018. 18 июня. – С. 16-20 и многие другие..

Не случайно и в литературе Свидетелей Иеговы, и в выступлениях их руководителей обязательно есть ссылки на Библию, которые верующие воспринимают как наиболее убедительные аргументы. А сама религиозная жизнь Свидетелей Иеговы включает в себя изучение Библии, библейской литературы и обсуждение вопросов и жизненных ситуаций, призванных содействовать воспитанию у верующих обученной по Библии совести.

Руководящий совет Свидетелей Иеговы придерживается принципа: не учить ничему, сверх написанного в Библии (Превое послание к Коринфянам 4:6), и направляет всё внимание верующих на Священное Писание и его указания. А указания эти в отношении осуждения агрессии и насилия, по убеждению Свидетелей Иеговы, не могут толковаться двояко (Псалтирь 11:5; Евреям 12:14). Приверженность Свидетелей Иеговы принципам ненасилия была убедительно доказана за 150 лет существования их религиозной организации во всех, даже самых критических, ситуациях.

Самого пристального внимания заслуживает и тот факт, что Свидетели Иеговы соблюдают строгий христианский нейтралитет и не участвуют в политике (Евангелие от Иоанна 17:16; Евангелие от Матфея 22:21). Ни руководство религиозной организации Свидетелей Иеговы, ни рядовые верующие не контролируются какими бы то ни было политическими силами и не участвуют ни в каких политических событиях или акциях.

Это вытекает из особенностей вероучения Свидетелей Иеговы. Они верят, что в 1914 году Иисус Христос уже получил на небе царскую власть, а Сатана и его демоны были сброшены с небес на землю, и в  этом же году наступили «последние дни», то есть переходный период от человеческого правления к Тысячелетнему Царству Иисуса Христа, которое будет установлено на земле после Армагеддона — решающей битвы сил добра и зла, в которой силы добра одержат окончательную победу. Как уже отмечалось, сами Свидетели Иеговы не собираются участвовать в этой битве, «поскольку, согласно 19-й главе Откровения, в войне вместе с Иисусом Христом… сражаются только небесные войска, в ней не будут принимать участие служители Иеговы, живущие на земле»32Армагеддон (Хар-Магеддон) // Понимание Писания: Общество Сторожевой Башни, Библий и трактатов Пенсильвании, 2021. — С. 309..

Свидетели Иеговы твердо убеждены, что их призвание — здесь и сейчас на земле быть подданными Царства Иисуса Христа. Именно по этой причине они соблюдают строгий нейтралитет и не участвуют в политике.

Таким образом, особенности вероучения Свидетелей Иеговы исключают возможность использования последователей этой религиозной организации для дестабилизации ситуации в Российской Федерации в интересах каких-либо политических сил, в том числе зарубежных.

К сожалению, миф о том, будто бы Свидетели Иеговы представляют угрозу безопасности государства, оказал влияние на руководство страны и стал реальной причиной вынесения Верховным Судом Российской Федерации 20 апреля 2017 года несправедливого решения о запрете Управленческого центра Свидетелей Иеговы в России и всех зарегистрированных местных религиозных общин Свидетелей Иеговы.

Может возникнуть вопрос: откуда мне известно, что именно этот миф был реальной причиной объявления экстремистскими всех юридических лиц Свидетелей Иеговы в России? Можно считать это «авторской гипотезой», появившейся у меня в результате безуспешных попыток и до и после решения Верховного Суда Российской Федерации 20 апреля 2017 года представить руководству Совета Федерации33В 1994-2018 годах я работал в Аналитическом управлении аппарата Совета Федерации. и других органов государственной власти аргументацию о неправомерности запрета религиозной организации Свидетелей Иеговы в России и стойкости её членов в гонениях, которые сделают запрет бессмысленным.

Мои собеседники из числа весьма осведомлённых о настроениях в высших эшелонах власти людей разъясняли мне, что решение о запрете принято бесповоротно, исходя из данных о том, что Управленческий центр Свидетелей Иеговы находится во враждебной стране, и они могут быть использованы для дестабилизации ситуации в России.